Святители Герасим Питирим Иона

Святители Герасим, Питирим и Иона Великопермские
Святители Герасим, Питирим и Иона Великопермские

Подобно тому, как Православная Греческая Церковь установила совокупное тор­же­ство трем великим святителям: Василию Великому, Григорию Богослову и Иоанну Златоусту, хотя они жили и не в одно время и скончались в разных мес­тах, — так и древняя Пермская Церковь, подражая Греческой и царствующему граду Москве, издавна установившей одновременное празднество трем святите­лям 29 января/11 февраля, накануне праздника святителей вселенских вспоми­нает и прославляет подвиги трех своих архипастырей — Герасима, Питирима и Ионы.

Эти три епископа преемст­венно продолжали апостольские труды великого просветителя Перми — святого Стефана.

День местно празднуемой общей их памяти – 29 января – установлен по собор­ному определению святого патриарха Ермогена и повелению царя Васи­лия Иоанновича Шуйского.

Время святительских подвигов Герасима, Питирима и Ионы – XV столетие.

Бла­женный Герасим был поставлен епископом вслед за преемником святого Стефана Исаакием, удалившимся на покой после своего участия на Московском Соборе в марте 1416 года.

Время управления святого Герасима было в высшей степени трудное. Новооб­ра­щенные зыряне легко теряли веру под настойчивым воздействием сильных языческих соседей и нуждались в неослабном попечении.

Откуда был родом блаженный Герасим, когда именно поставлен во епископа и когда прибыл в свою епархию, неизвестно. Древнее мест­ное предание повествует только, что он был святой жизни и старался глубже вкоренить в сердцах паствы право­славную веру, не жалея ни своих трудов, ни здоровья.

И Господь благословил деятельность ревностного пастыря великим успехом. Митрополит Киевский и всея Руси Фотий в 1429 году писал: «Отринув заблуждение и мрак, страна Пермская православно и чисто служит ныне христианскую службу».

Успешной деятельности святителя Герасима отчасти благоприятствовали возникшие нестроения у врагов его паствы, диких вогуличей; но когда один из вогуличских вождей, по имени Асыка, победил своих соперников, Пермская земля почти пятьдесят лет терпела нападения от этих страшных соседей. Одновременно с этим нижне-вычегодские поселения грабили новгородцы, а вятчане нападали на жив­ших по Лузе и Сысоле.

Святой Герасим ездил на Московские Соборы 1438 и 1441 гг. для участия в разрешении церковных дел. Он ходатайствовал перед ве­ли­ким князем за свою паству и просил ей помощи, милостей и льгот. Ободря­емый сочувствием и помощью, ревностный пастырь еще более усилил свою по­пепчительность о епархии. Жители разбегались от врагов и спасались в ле­сах. Епископ не переставал всех успокаивать и помогать, странствуя по Перми из конца в конец. Новгородцы и вятчане, тронутые его просьбами и увещаниями, возвращали зырянам отнятое у них имущество и даже давали свои пожерт­вования на пермские храмы и монастыри. Даже свирепые вогуличи уступа­ли просьбам и увещаниям маститого старца и заступника за обиженных и пре­кра­щал свои набеги.

Блаженный Герасим скончался посреди своих неусыпных трудов. Больной он возвращался из поездки по церквам, ближайшим к владычнему городу.
При обозрении церквей он, видимо, принимал личное участие в церковном бо­гослужении, по крайней мере, с ним были архиерейские священные одежды.

Предание говорит, что св. Герасим был удавлен омофором слугою-вогулом, которого он взял к себе с целью воспитать из него проповедника православной веры для его диких соплеменников. Возможно, дикарь поступил так со своим благодетелем по наущению язычников, опасавшихся среди вогулов такой же успешной проповеди о Христе, какую имела миссия святителя Стефана среди зырян.

В каком году последовала мученическая кон­чина свя­тителя, точно неизвестно. Несомненно, не ранее 1441 года и не позднее 1447 года.

Преемником святому Герасиму был поставлен чудовский архимандрит Питирим.

Святой Питирим был родом из Ярославля. С юных лет он принял иноческое пострижение и проходил путь подвижничества под руководством старца Кирилла. Будучи архимандритом Московского Чудова монастыря, святой Пити­рим в 1440 году крестил Иоанна III, сына великого князя Василия Темного. Инок Пахомий Логофет, писавший по благословению митрополита Ионы житие святого митропо­лита Алексия, в 1459 году в предисловии к этому житию го­во­рит: «Иное извлек я из самого достоверного писания архимандрита Питирима, бывшего потом епископом Перми. Он кратко написал о святителе и составил канон в похвалу ему, слышав впервые о его жизни и чудесах. Сей епископ и вместе мученик не только пострадал от неверных за веру, но много потерпел бед и от князя, считавшего себя верным, которого потому нужно считать худшим неверного, что осквернил руки свои кровию брата». В последних словах указы­вается на Шемяку, долго свирепствовавшего в Двинской области.

Итак, пре­ем­ни­кам блаженного Герасима было еще труднее проходить святительское поприще. Недавно обращенная паства его, не окрепшая в вере, терпевшая бедствия от ино­родных соседей, при святом Питириме вынуждена была нести на себе последствия кровавой борьбы русских князей между собою. Сам святитель немало пострадал от этих беспорядков: его движимое имущество было разграб­лено, также как и церков­ное богатство: священная утварь, казна, книги, коло­кола. Может быть, он подвер­гался и тюремному заключению, вытерпев «многия томления».

В 1446 году новгородские владельцы земель по Ваге и Двине предприняли во главе с Василием Своеземцевым (в монашестве св. Варлаам Важский; память 19 июня/2 июля) и Михаилом Яковлевым поход против остяков и вогу­лов. По­ход был неудачен. Однако Асык попал в плен и был освобожден только после клятвы, что не будет тревожить христиан. Отпущенный на свободу, ко­вар­ный вогулич, основавшись на Печоре, нетерпеливо ждал случая отмстить христианам. В 1447 году такой случай ему представился, и к Усть-Выми стеклось великое множество беглецов, лишенных крова, имущества и своих близких. Святитель Питирим, прибывший из Москвы после Собора 1447 года, старался утешить бед­ствующих, утешал их помощью и милостыней великого князя и раздавал все, что привез с собою из столицы.

В следующем 1448 году был в Москве новый церков­ный Собор, на котором митрополитом был поставлен святой Иона. Блаженный Питирим ездил на этот Собор как для участия в по­ста­новлении всероссийского владыки, так и для предстательства перед великим князем за свою бедствующую паству. Следу­ющие семь лет пермская паства наслаждалась миром, потому что набеги прекра­тились.

Епископ всецело посвятил себя духовному устроению своей паствы и со всем рас­положением предался долгу учительства. На далекой окраине появились духовные книги, привезенный святым Питиримом. Часто обозревая пределы своей об­ширной епархии и посещая отдаленнейшие ее части, Удору и Печору, он с любовью заботился об их просвещении, поучал в домах, проповедовал в храмах, а чаще всего беседовал с народом на открытом воздухе, объясняя правила веры и христианского благочестия. Действие его проповеди было столь­ко сильно, что даже вогуличи, жившие в притоках Печоры в соседстве с зырянами, приняли христианскую веру. Зыряне вздохнули свободно и полу­чили надежду, что новообращенные вогуличи станут удерживать оставшихся языч­никами своих единоплеменников от жес­токих нападений.

Однако же успех доброго дела, столь радостный для христиан, возбудил ненависть в давнем враге христианства Асыке и стоил жизни самому святому Питириму. В древнем житии св. Питирима его мученическая кончина опи­сана очень кратко: «И пришли тайно вогуличи в страну ту (т.е. в Пермскую область) и предали многих смерти; сего же святаго, схватив на пути, как овча, предали особенно мучительной смерти, наученные сатаною». Это было 19 ав­густа 1455 г.

Святитель Иона, поставленный после Питирима, был счастливее своих пред­шест­­венников, так как весь край при нем был умиротворен.

В 1458 ­–1459 го­дах сильная московская рать покорила вятчан; против вогуличей были обращены силы новго­родцев и устюжан, обязанных помогать пермскому владыке. Когда в 1468 году казанские татары вздумали опустошить Пермский край, то и они были побеждены устюжанами. Поэтому владыка Иона озаботился распростра­нением Христовой веры во всей великой Перми и утверждением в ней бла­го­честия. И преуспел в том.

В 1463 году святой Иона окрестил великую Пермь и их князя (вероятно, Михаила); строил церкви и ставил к ним священников. По преданию, в этом святом деле ему сперва помогали иноки Троицкой Печерской пустыни, а потом братия основанного при нем Богословского монастыря в Чердыни. Несмотря на свои апостольские труды в Пермской земле, святой Иона принимал участие в делах высшего церков­ного управления и не раз бывал в Москве.

Скончался блаженный епископ в преклонной старости, после 15-летнего управления епархией, в 1470 году, и поло­жен в соборной церкви по левую сторону от святителей Герасима и Пи­тирима, где и доныне они три вкупе почивают и творят чудеса, подавая исцеления с верою приходящим к ним.

Свято-Стефановский кафедральный собор